загрузка...

Интервью Стаса Михайлова после концерта в г. Могилев

«Людям, видно, хочется музыки для души»

– Стас, когда в нашей газете мы призывали читателей задавать вам вопросы, каждый второй просил «рассказать о себе»…

Да ничего примечательного и выдающегося не было. В детстве я рос обычным мальчишкой, родился в обычной семье в городе Сочи. Я собственно таким обычным и остался. И когда меня причисляют к каким-то «звездам», я сразу говорю: «Так, не надо! Звезды на небе». Я же обычный человек, только пою. В восьмом классе я начал писать пробные стихи. На которые, кстати, до сих пор не могу придумать музыку. По той причине, что очень серьезные стихи, и сейчас, с годами, я возвращаюсь к ним и думаю: как же я мог такое написать? Не зная жизни? В общем-то, в этом заслуги Стаса Михайлова я не вижу никакой. Просто Боженька дает, у меня есть четкое понимание этого.

– А как вы объясните феномен: по телевизору, в газетах вас не видно, ну разве что на российском «Шансон ТВ», а в зале на вашем концерте яблоку негде упасть?

Людям, видно, хочется музыки для души, а не то, что дают. Для меня очень важно это, потому что без всех этих людей никогда не было бы Стаса Михайлова.
Многие артисты имеют возможность часто быть в эфире, но не имеют определенной работы, поэтому если бы передо мной встал выбор, то я бы выбрал то, что у меня есть. Единственная передача, куда я хотел бы попасть – «Золотой граммофон», и то, смотря какими средствами, какой возможностью. В молодости, когда приехал в Москву, я, конечно, хотел «светиться» абсолютно во всех передачах. Сейчас я – самодостаточный человек и сам себе продюсер. А тогда, знаете, сколько было разных предложений! Но я никогда не шел на компромисс со своей совестью. Есть предложения, которые меня, как мужчину, не привлекают, вы понимаете, о чем я говорю. Есть предложения, за которые тебе же потом будет стыдно всю твою жизнь. Я честно могу смотреть и в свои, и в чужие глаза.

– Вы всегда были таким бескомпромиссным?

Когда я начинал заниматься музыкой, я не слушал никого. Если ты хочешь чему-либо научиться, ты научишься! Я бросил музыкальную школу через два дня и научился играть на гитаре за месяц, сам! Потому что то, что мне давала музыкальная школа, мне было не интересно. Я всегда шел через «нельзя», против течения. Мои родители мне говорили: мужчина должен иметь профессию, которая приносит доход, которая кормит тебя и твою семью! Будь инженером… А я после семи месяцев учебы бросил Минское училище авиации. Старшая курса, женщина, помню, говорила: Михайлов, оставайся! Будешь петь за наше училище. Я посмотрел на нее и сказал: а зачем, если из меня получится плохой летчик? Ну, не люблю я технику.

– А чего ж тогда поступали?

А потому что аттестат после школы был с «четверками» и «пятерками». Сегодняшнее поколение более прагматичное и более осмысленно относится к выбору профессии. Тогда я этого не понимал…

– Стас, некоторые читатели очень интересуются: нет ли в вас цыганской крови?

Мне уже второй раз такой же вопрос задают, нет, я «чисто русский».

– В вашей биографии был момент «покорения» Москвы. Удалось покорить?

Москва меня не сразу приняла, нужно было пожить и в нищете. Думаете, меня там ждали? «Звезду» местной сочинской водокачки. Кстати, до приезда в Москву в 1994 году я был очень популярен в Сочи.  Москва, мытарства, потом год в Питере, искал все. Ходил в клубы и раздавал свои материалы. Очень долго это было, и мне казалось, что все это уходит в пустоту. На самом деле это была замечательная школа и хорошие уроки. Я вернусь к вашему вопросу, почему мне люди верят и идут на мои концерты? Да потому что когда в 20 лет с «Фабрикой звезд» ты получаешь славу – это одно. Ну что эти ребята могут дать? Как им можно поверить, если они сами себе еще не верят? Они стоят на сцене и любуются собой. Это бизнес, и они сами в него полезли.

– Как пишутся ваши песни, которыми многие из нас заслушиваются, каждая из них имеет свою историю?

Есть у меня в репертуаре две песни, которые мне не нравятся. Это «За женщин всех» (она мне кажется какой-то заказной) и песня, которая нравится всем без исключения, – «Без тебя», я к ней очень легко отношусь. Никогда не думал, что могу за 15 минут ее написать! И никогда не думал, что у нее будет вообще какой-либо успех. У меня есть песни, которые я люблю, я могу даже плакать, когда их пою. Но певец ведь в основном поет не то, что ему нравится, а то, что больше просят. У меня просят «Половинку», «Ну вот и все». Все мои песни автобиографичны, за исключением тех, которые, как какая-нибудь картинка, появляются в голове, и ты пишешь. Это таинство. Единственное скажу, что минорное состояние души гораздо интереснее для написания стихов и песен, это точно!

– Судя по текстам ваших песен, у вас была несчастная любовь?

Я никогда не отзываюсь о женщинах плохо. Были моменты, когда, общаясь с ними, я писал новые песни. Поэтому некоторые мои песни такие чувственные, я сам все это так сильно переживал. А вообще, слова «несчастная» и «любовь» – они же сами себя исключают! Потому что, если была любовь, то она была. Это Божий дар. Поэтому, если у нас что-то не получилось, то это, скорей, моя вина, а не того человека, с которым я жил. Самое страшное, что из-за двух взрослых дураков, которые между собой не могут разобраться, страдают дети!

– Как складывается ваша жизнь сейчас?

У меня сейчас все так в жизни происходит, что я не стараюсь слишком далеко заглядывать. Это в юности ты надеешься на свои силы, а с годами начинаешь понимать, что в жизни ничего и не было, кроме грехов и всяких неправильных поступков…

– Ну а дети?

Сын живет с мамой, а девочка, от другой женщины – в Москве. Самое сложное – ничего им не заменит родительскую любовь, никакие игрушки, никакие деньги. То, что я могу им сейчас дать – это ничто по сравнению с тем, что могут дать два человека, когда они живут вместе… Но я все равно даю, это моя обязанность.

– Не любите вопросов о личной жизни?

Другие артисты бегают за телевидением, за газетчиками, мне это не надо вообще! Мне больше нравится, когда человек интересуется, что я пою, а не чем живу. Когда я захожу на сайт, и мне задают вопросы, как, мол, вы пишете песни, мне это нравится. А когда в каждом городе задают вопрос, а как у вас с женщинами... И мне непонятны эти мелькания некоторых артистов то на коньках, на льду, то в каком-то «Герое», то с кем-то на ринге или в другой фигне… Я тогда спрашиваю, когда же он поет и собирает ли вообще этот артист полные залы? Мне кажется, что все это у них от невостребованности. У нас все живут с гастролей, весь Запад же живет с продажи дисков.

– С какими известными музыкантами вы общаетесь?

Виктор Дробыш, Стас Пьеха, Григорий Лепс – мы же с ним из одного города, и когда приехали в Москву, то и ему, и мне говорили: да кому нужна такая музыка, вы же здесь не пройдете!.. Из шансона очень много друзей.

– А в Беларуси у вас много знакомых?

 Да, много, но пока ни с кем еще не встречался. Я, конечно, очень сильно хотел бы увидеть тех людей, с кем учился в 1986 году в Минском авиационном училище. Я был бы очень рад, если бы они, прочитав эту статью в газете, оставили свой номер телефона…

– Напоследок вопрос от нашей читательницы Натальи: когда вы приедете с концертом в Бобруйск? Или хотя бы в Беларусь?

Мне очень нравится Беларусь, и я обязательно к вам еще раз приеду, скоро приеду!

 

Поиск Стас Михайлов

Опрос Стаса Михайлова

Какой альбом лучше?
 
загрузка...

Статистика Михайлов